Радислав Гандапас

Радислав Гандапас

  • Лидерство
  • Мотивация
  • Развитие

Радислав Гандапас — самый известный в России специалист по лидерству. Автор9 книги14 фильмовпо лидерству и ораторскому искусству.

Большая распродажа! Получите доступ к видеокурсам со скидкой до 95%
Подробнее

Ближайшие тренинги в Москве


Летаю на свой страх

Написанная за несколько дней до авиакатастрофы #7K9268 колонка в журнал «Бизнес и Жизнь» совсем недолго будет мотивирующей. Пройдет еще немного времени – и все забудут про осторожность, проверки и пресловутую личную ответственность. Словом, статью нужно успеть прочитать перед очередным регулярным (особенно внутренним) рейсом.

Журнал «Бизнес и Жизнь» №106, ноябрь 2015.

Самолет

Фото с сайта www.bestfon.com.ua

Я сажусь в самолет как минимум четыре раза в неделю, хотя знаю, что в большинстве случаев самолеты старые. Особенно это касается рейсов внутри России, на которых зачастую используют авиасуда, списанные в странах Запада давно. Когда они взлетают – стук, хлюпанье, треск. Я все это слышу, вижу и знаю, но все равно летаю. Все летают.

Самолет

Фото с сайта gorod.samara24.ru

Риск – неизбежная составляющая жизни. Когда мы приходим в ресторан, то подвергаем свою жизнь большему риску, чем садясь за штурвал самолета. Статистика: пищевое отравление чаще является причиной гибели, чем авиакатастрофа. Люди, которые слишком пекутся о своей безопасности, лишают себя множества удовольствий. Я знаю тех (чаще это европейцы, которые работают в России), кто, садясь на заднее сиденье автомобиля, первым делом пристегивается и предупреждает водителя, что 60 километров в час – максимальная скорость.

На мой взгляд, это занудство чистой воды. Риск – он всегда будет. Конечно, глупо подвергать себя необоснованной опасности, хотя моя жена прямо во время беременности прыгала с парашютом и была очень довольна собой. Это заведомо был огромный риск для нее и плода. Я бы даже сказал, что ее поступок – безумство, ему нет здравого объяснения, но ей очень захотелось прыгнуть, и она пошла на этот риск.

Прыжок с парашютом

Фото с сайта accorhotels.com.au

Когда мы идем получать сервис, связанный с риском, то как раз риск и является центром притяжения. С одной стороны, мы хотим адреналина, а с другой – не допускаем даже 1% вероятности, что все это для нас закончится гибелью или увечьем. Авось пронесет, поэтому редко кто проверяет, насколько ответственны продавцы услуг. Чаще мы просто надеемся, что если компания работает легально, то она прошла все необходимые проверки.

Но как проходят эти самые проверки? Проверяющая группа приехала, привязала себя к тарзанке и прыгнула, чтобы точно убедиться: толщина и длина резинки рассчитаны правильно – исходя из веса клиента и высоты пропасти. В реальности никто из проверяющих этого не делает, потому все адреналинщики на самом деле прыгают на свой страх и риск. Даже я из числа таковых.

Когда я садился за штурвал самолета, то не знал, какого года выпуска судно и какого класса пилот будет сидеть рядом со мной. Уже на аэродроме я узнал, какие существуют риски и как действовать в нештатной ситуации. Нам дали совершенно ужасный перечень ситуаций, в которые мы можем попасть. Когда их читаешь, быстро осознаешь, что при возникновении большинства ЧП сделать уже ничего нельзя (если только успеть вспомнить все хорошее и мысленно попрощаться с близкими).

Вид из кабины пилота

Фото с сайта images.vfl.ru

Потребители опасных услуг и их продавцы – одни и те же люди. Я ни в коем случае не оправдываю те недобросовестные компании, которые зарабатывают на нашей тяге к риску. Да, они обязаны обеспечивать безопасность, оказывая опасную услугу. В идеале мы должны получать ощущение риска, имея стопроцентную гарантию выживания.

При этом я искренне считаю, что контроль за безопасностью должно обеспечивать государство, а не потребитель. Почему многие русские не боятся садиться на экстремальные аттракционы в Диснейленде за границей, а в России – ни за что? Потому что там требования к компаниям, которые организуют заведомо рискованные развлечения, в разы выше.

Персональная ответственность добивается только кнутом. В Европе бизнес знает, что виновный за гибель людей или травму будет наказан, а у нас предприниматели уверены – если деньги есть, то наказания не будет. Персональная ответственность плюс неотвратимость наказания работают только в связке, причем второе – гарант первого.

Должно пройти очень много времени, прежде чем персональная ответственность будет на автомате. Немцы тоже не всегда были такими чистюлями и перфекционистами, к этому их начал приучать еще Гитлер. Сейчас ни одному европейцу даже не придет в голову плохо закрутить болт на опасных аттракционах не потому, что накажут, а потому, что персональная ответственность глубоко в голове.

Ужас от возможных последствий – это уже не на уровне законов и штрафов, а в собственном сознании. Для них самое страшное наказание – совесть, потому что они стали виновниками человеческой трагедии. У нас же на дороге сбивают ребенка и уезжают, не оказав помощи и не вызвав скорую. А когда находят виновника, то он звонит папе, папа – другу в городской администрации, тот – начальнику полиции, и с легкой руки последнего страшное ДТП оформляют так, что ребенок сам бросился под машину. У нас полиция не занимается поиском преступников.

Полиция

Фото с сайта www.roissya24.net

Нет пока в России базовой ступени безопасности – неотвратимости наказания, поэтому и о персональной ответственности говорить не приходится. Увы, сегодня полиция решает свои вопросы – вопросы заказчиков. Скажу больше, на данный момент полиция для населения представляет большую угрозу.

Я однажды вышел из своего офиса, чтобы проводить до машины делового партнера. Когда возвращался, между мной и входными дверями в здание возник наряд полиции. Они потребовали у меня документы, но, разумеется, их у меня не оказалось. Я предложил подняться в офис, где документы лежали в портфеле, но меня скрутили и повезли в отделение. Они не дали мне возможности даже позвонить по телефону. Я решил подискутировать, но это их разозлило еще больше, и началось откровенное хамство:

«Плащ у тебя больно хороший, жаль, что не положили брюхом на асфальт».

Ко всему прочему они составили протокол о правонарушении, которое влекло за собой наказание до 11 месяцев заключения. Полицейские нагло требовали денег. Вопрос был решен только после того, как им позвонили сверху и велели меня отпустить. В отделении я провел полдня. Вот где в нашей стране настоящий экстрим, а не тарзанка или полет на самолете.

***

Дополнительно почитать:

По всем вопросам пишите: support@radislavgandapas.com
Архив по годам