Радислав Гандапас

Радислав Гандапас

  • Лидерство
  • Мотивация
  • Развитие

Радислав Гандапас — самый известный в России специалист по лидерству. Автор9 книги14 фильмовпо лидерству и ораторскому искусству.

Большая распродажа! Получите доступ к видеокурсам со скидкой до 95%!
Подробнее

Времена меняются, тщеславие остается

«БЖ» взялся записывать заметки и замечания, случайно брошенные Гандапасом во время командировок по бескрайней родине.

Журнал «Бизнес и Жизнь», № 75

В последнее время меня стали привлекать места нехоженые и малораскрученные.

Когда в последний раз был в Италии, решил посетить самую окраину страны — маленький городок Сан-Джиминьяно.

Сан-Джиминьяно настолько маленький, что по нему нельзя ездить на машине. Там расположен один-единственный отель, в котором всего номеров восемь, и к нему может подъехать автомобиль не больше чем на минуту, причем по определенному маршруту. Мы по Италии путешествовали на арендованной машине, поэтому двигались по навигатору. Подъехав к городку, видели знаки «въезд запрещен», но внимания особого не обратили — подумали, что это ошибка, и спокойно проехали. Хватило минуты, чтобы мы почуяли что-то неладное: люди смотрели на нас такими глазами, как будто видят танк, передвигающийся по стране лилипутов.
Спросив первого встречного, в чем дело, выяснили, что это город пешеходов.

В общем, мы быстро разгрузились у гостиницы, отогнали автомобиль на парковку и за все три дня, которые пробыли в городе, машиной не пользовались.
Честно сказать, и необходимости не было — весь город можно обойти за пару десятков минут неспешным шагом. Помню, как в ресторане, сделав заказ, обнаружил, что забыл бумажник в отеле, который находился на другом конце города. Так я успел сходить до гостиницы еще до того, как мне подали еду.

Но самое интересное в Сан-Джиминьяно то, что в нем были свои Монтекки и Капулетти, воевавшие за право считаться самой богатой семьей. Показателем состоятельности была высота дома — чем выше он, тем богаче хозяин, поэтому над итальянским городом возвышается множество башен. В этих башнях никто никогда не жил, там ничего не размещено, это просто кирпичная кладка — ноль функциональности, памятник человеческому тщеславию и только.

Когда услышал историю про башни, сначала ухмыльнулся: дескать, какие глупые люди, бессмысленно тратили деньги на непонятные строения. Потом задумался: а разве мы не поступаем так же, чтобы произвести впечатление? Времена прошли, а люди те же — мы до сих пор любим мериться, у кого машина круче и дом шикарнее.

Вспоминаю встречу одноклассников (спустя 25 лет после выпуска). Мы договорились встретиться все в одном месте, после чего дружной компанией поехать на такси в ресторан. Каково было мое удивление, когда один бывший однокашник пошел на парковку — он приехал на машине.

Когда я увидел Mercedes GL 500, все стало понятно. Я его пытался отговорить ехать за рулем: «Это ведь встреча одноклассников, мы выпьем, отметим, расслабимся, какая машина? Зачем она тебе? Поехали с нами на такси». Но приятель был непреклонен, хотя я знаю, что он с удовольствием выпивает по случаю. Что это как не башня в Сан-Джиминьяно?

Тренируйте деспота в себе

Известно, что при деспотических режимах всегда расцветают экономика и искусство, а при либеральных — всегда упадок и в экономике, и в искусстве.
Когда был в Риме, меня заинтересовало время правления Муссолини, ведь великое итальянское кино, которое до сих пор потрясает весь мир, было снято в его время.

Это не голливудские ленты, которые популярны в течение одного сезона, и это даже не «Звездные войны». Именно Муссолини создал крупнейшую кинофабрику, обеспечив ее финансами и всем необходимым.
Наверняка эти деньги он не вежливо попросил у богатых людей, а приказал им их дать. Только по прошествии времени мы можем сказать — не зря.

Я как отец понимаю, что время от времени нужно проявлять строгость, потому что хочу своим детям счастья, добра и наслаждения каждую секунду. Я искренне надеюсь, что когда они вырастут, то поймут — папа делал во благо. Будучи взрослым человеком, понимаю, что некоторые мои преимущества обеспечиваются способностью взять себя в руки и делать то, что нужно: рисковать, когда нужно, быть жестким, когда нужно, быть решительным, когда нужно. Я могу достаточно долгое время за пределами физических возможностей работать и жить.
Почему это возможно? В детстве я имел опыт внешнего принуждения: мой отец был довольно строгим человеком, даже деспотичным, и частенько заставлял меня делать то, что нужно, не позволяя делать того, что я хочу, в неподходящее для этого время.
В детстве я сопротивлялся, но, когда отца не стало, он как бы переехал внутрь меня — теперь я сам себе могу сказать: «Вставай и делай то, что нужно». Муссолини давно умер, но благодаря ему итальянское кино до сих пор держит планку. Моего отца тоже нет, но его стержень позволяет мне добиваться поставленных целей.

Хочу, чтоб меня правильно поняли — я против деспотии в целом и тем более против самодурства. Вспомним пенитенциарную систему: если уголовное наказание воспринимается преступником как несправедливое и чрезмерное, то у него остается желание реванша. Оказавшись на свободе, он вновь крадет только потому, что хочет уравновесить наказание и преступление, он как бы добавляет к своему прошлому преступлению еще одно, чтобы наказание стало адекватным. Так и ребенок: если он понимает, что уровень жесткости гораздо выше, чем нужно для дела, то, вырываясь из-под опеки родителей, компенсирует это распущенностью и глупыми поступками. Зачастую ребенку не нужны разнузданность, хулиганство и пьянство. Все это он делает только потому, что выбрался из-под чрезмерного контроля, который давил его.

Я против деспотии ради деспотии, но я за самодеспотию. Я за то, чтобы человек сам тренировал в себе внутреннего деспота, ибо только это поможет проявить ему волю в нужный момент и достичь экстраординарных результатов.

По всем вопросам пишите: mail@radislavgandapas.com
Архив по годам