Радислав Гандапас

Радислав Гандапас

  • Лидерство
  • Мотивация
  • Развитие

Радислав Гандапас — самый известный в России специалист по лидерству. Автор8 книги14 фильмовпо лидерству и ораторскому искусству.

Рождественская распродажа! Получите доступ к видеокурсам со скидкой до 95%!
Подробнее

Ближайшие тренинги в Москве


Оратор — как мужчина. Он овладевает аудиторией и завоёвывает её

Интервью Радислава Гандапаса казахскому новостному порталу informburo.kz после выступления на Synergy Global Forum. С корреспондентом Святославом Антоновым обсудили цены на бизнес-тренинги, ораторские способности Навального и влияние казахстанского менталитета на лидерские качества.

33_main

– Ваше выступление было посвящено неудачам и как их превратить в удачу. В одном из интервью вы говорили, что первый ваш бизнес-проект провалился, а за ним и ещё два потерпели фиаско. Смогли бы вы построить успешный бизнес, если бы не стали тренером?

– Ну я и построил его. У меня есть несколько предприятий. Я нигде не являюсь эксклюзивным собственником, в основном выступаю в качестве партнёра, и это сравнительно успешные проекты. Если становится ясно, что проект нежизнеспособен, я его просто закрываю, открываю что-то новое, но в совокупности это успешный бизнес. Не могу, сказать, что это приносит мне такой доход, что я мог бы бросить свою основную работу. Если бы я уделял бизнесу больше времени, он был бы успешнее, но моя жизнь от этого стала бы хуже. Качество моей жизни определяется любимым делом, а предпринимательская деятельность не является любимой. Есть люди, которые это любят и ничего другого в своей жизни не представляют, но в моем случае мощным источником положительной энергии является моя основная работа.

– В чем вообще смысл бизнес-тренингов? Может ли человек научиться быть успешным, посетив двухчасовой тренинг или прочитав книгу?

– Ну, это всё равно что прочитать книгу о здоровом образе жизни и надеяться сразу оздоровиться от этого. Любая информация – это повод для изменений, это инструкция, но это не действие. Изменения происходят от действий. Само участие в тренинге или форуме, чтение книги – это тоже трансформационное действие. После этого у вас внутри что-то меняется или не меняется, если тренинг или форум были неподходящими для вас или вы услышали их в неподходящее время. Всякое бывает, но на основе этих изменений должны произойти перемены не только внутренние, но и внешние. По сути, вся наша жизнь – это изменения. Они происходят, даже если мы не хотим этого. Если не качать пресс и лежать на диване, то он становится слабее. Это тоже динамика, только отрицательная.

2_17

– А существует ли вообще какой-то универсальный рецепт успеха, которым тренер может поделиться с аудиторией?

– Есть определённые закономерности, но они не гарантируют успеха. Вам могут объяснить определённые закономерности в живописи, но это не гарантирует создания шедевра. Однако если никаких закономерностей не учитывать, то вы можете повторить ошибки, которые совершали тысячи людей до вас. Задача людей нашей профессии – предостеречь от ошибок, подсказать закономерности и алгоритмы, построить мостик между тем, что есть у вас сегодня, и тем, каких результатов вы хотите достичь завтра.

– Тренинги по лидерству и мотивации стали модным трендом, и многие на них зарабатывают деньги, не имея соответствующих навыков, опыта или таланта. Как отличить хорошего тренера от плохого и можно ли объективно оценить результаты их работы?

– У нас всё как в шоу-бизнесе: каждый, кто назовёт себя певцом, автоматически становится певцом. Для этого не нужно получать диплом, проходить сертификацию или другие фильтры. Всякий, кто скажет – я тренер или спикер, тут же может начинать выступать и зарабатывать на этом. Другое дело, что люди к тебе обращаются не один раз. Если врач залечил больного до смерти, то больной никому об этом не скажет, а если люди сходили на некачественный тренинг, на плохой концерт, они всегда поделятся своим мнением с другими. Поэтому плохого тренера, как и плохого артиста, либо отсеет рынок, либо он будет совершенствоваться. Никто не становится профессионалом сразу же. Профессионализм приходит в процессе деятельности, и поэтому на первых порах мы все дилетанты, чем бы ни занимались. Есть ещё и ценовая сегментация. Если вы идёте на недорогой тренинг, вы не должны ожидать, что там произойдёт чудо, потому что, скорее всего, это начинающий тренер, он делает первые шаги, и вы платите соответственно этому. Но если вы платите высокую цену за билет, то вы будете ожидать качественной работы, профессионального подхода и высоких результатов, хотя, конечно, 100% гарантии вам никто не даст.

2_15

– А почему некоторые тренинги так дорого стоят? Это вообще оправданно, учитывая, что нет гарантий?

– Тут я использую экономический термин – справедливая цена. Она считается справедливой, когда продавец продал весь товар, который заявил в запланированное время. Если у него остаётся непроданный товар и ему приходится сбрасывать цену, то цена была несправедливой. Если он продал товар быстрее, чем ожидал, и ему больше нечего продать, значит, цена была слишком низкая. В моем случае цена тренинга всегда справедлива, поскольку я провожу ровно столько тренингов в течение года, сколько могу провести. У меня не бывает ситуации, чтобы оставались непроданные даты, когда я хотел бы вести тренинг. Мой офис очень чётко это отслеживает и старается держать справедливую цену.

Должен вам сказать, что в западном мире расценки наших коллег на порядок выше. У нас срезана «верхушка»; у них эта линейка продолжается дальше, а у нас останавливается на той цифре, на которой стою я и несколько моих коллег. В Европе и США подобные мероприятия будут стоить в несколько раз дороже, но это всё равно считается оправданным, потому что люди довольны, когда получили хотя бы 2-3 идеи такого качества, которое им предлагают топовые спикеры.

– В своих выступлениях многие бизнес-тренеры, и вы в том числе, пользуются таким приёмом – рассказывают истории, реальные или выдуманные из своей биографии или жизни знакомых. Насколько адекватно люди принимают посыл тренера, переданный в такой форме?

– Эта техника называется сторителлинг – буквально рассказывание историй. Это один из инструментов привлечения и удержания внимания, фиксации в памяти. Люди могут забыть идею, но они помнят историю, и с ней у них связана определённая метафора. Я сегодня рассказывал историю про катамаран, лодку и остров, и всякий раз, когда у слушателей возникает подобная ситуация в жизни, они могут задать себе вопросы: «Где я? В катамаране, в лодке или на острове? Сижу на месте, двигаюсь или уже достиг цели?» Эта метафора будет жить и работать. Она основана на реальном факте из моей жизни, какие-то детали и нюансы пришлось удалить, но общая канва действительно имела место.

2_4

–Что объединяет лидерство и ораторское искусство – два основных направления ваших тренингов? Хороший лидер – это обязательно хороший оратор?

– Именно это наблюдение подвигло меня в свое время заняться темой лидерства. Я занимался ораторским искусством, но потом заметил, что хороший лидер, как правило, является хорошим оратором. Мне стало интересно, почему это так происходит. Я понял, что публичное выступление – это акт лидерства, просто короткий. Мы собираем аудиторию, управляем её вниманием и достигаем с ней запланированного результата в запланированное время. Обучая публичным выступлениям, не нужно учить людей, как двигать руками, когда открывать рот и строить композицию выступления. Нужно учить тому, как брать и удерживать власть над аудиторией, и уже дальше рассматривать способы, как эта власть поддерживается. У меня появился специальный тренинг для лидеров, топовых людей, собственников бизнеса, первых лиц компаний, топовых политиков. Есть и ещё одно направление моих тренингов – self-development (саморазвитие). Это воля, характер, стратегии успеха, стратегии построения сбалансированной жизни. Эти темы на сегодня составляют больше половины моей занятости. Многие люди потратили значительную часть своей жизни, чтобы достичь успеха, но им это не принесло счастья, потому они в чём-то преуспели, а что-то упустили. Тренинг, который я провожу, помогает им построить гармоничную жизнь.

– В своих интервью вы оценивали ораторские способности Путина и Жириновского. Кого из современных российских политиков могли бы назвать хорошим оратором? Например, чаще всех перед широкой аудиторией сейчас выступает Алексей Навальный.

– Я строгий судья, потому что вижу ошибки там, где их не видит никто. Как скрипачу с абсолютным слухом, мне трудно слушать что-то, кроме идеального. Я в каждом выступлении вижу ошибки и не могу назвать ни одного оратора, о ком я мог бы сказать, что тут мне не с чем будет работать. Хороших ораторов сегодня в бизнесе больше, чем в политике. Там они выступают чаще, и результат выступлений заметнее отражается на них. Мне и работать с бизнесом приятнее, чем с политиками.

Что касается Навального, то он собирает большие аудитории, хорошо работает, но у меня есть к нему несколько претензий, как к оратору. Если когда-нибудь появится возможность их высказать, а у него – желание их выслушать, я могу дать несколько дельных советов, которые могут существенно поднять качество выступлений. У меня есть и универсальный совет для всех, кто выступает публично. Чаще всего спикеров подводит неуверенное поведение. Большинство людей, выходя на сцену, хотят понравиться, но нравиться нужно моделям и певицам, а ораторам нужно аудиторией овладеть. В книге «Камасутра для оратора» приводится метафора: оратор – как мужчина. Он овладевает женщиной и завоёвывает её, но не старается понравиться и подольститься к ней. Это главная задача. Настрой даёт правильную позицию на выступление.

2_7

– С кем из лидеров стран СНГ, нынешних или прошлых, вам хотелось бы поработать в качестве тренера?

– Я много работал с политиками, вплоть до уровня премьер-министров. В Казахстане я работал с правительством и «Нур Отаном», работал очень много с украинскими политиками, до уровня кандидатов в президенты, так как Украина всегда была лидером по количеству подобных запросов. Были хорошие и заметные результаты в своё время, но потом изменилась политическая конъюнктура, количество запросов от политиков уменьшилось, а бизнес для меня стал более интересным полем. Я достиг того уровня, когда могу выбирать, с кем работать, и в своем офисе сказал, что с политиками больше не работаю. Многие предпочитают работать в сфере политики, так как там большие бюджеты, которые можно получить за короткое время, но для меня это никогда не было главным.

– Какое влияние на ораторское искусство оказывает язык говорящего? Например, у казахского языка есть свои особенности. Могли бы вы обучать ораторскому мастерству человека, выступающего на казахском?

– Мне доводилось готовить ораторов, которые выступают исключительно на казахском. Во время тренингов мы работали на русском языке, так как мне нужно понимать, что говорит человек. У каждого языка есть свой фонетический строй. Русский язык сложен для публичных выступлений, так как в нём очень много согласных и мало гласных. Трудно выступать нараспев. В английском, итальянском и других языках романо-германской группы гласных в словах больше, чем согласных. Это позволяет доводить до аудитории больше информации с меньшим темпом речи, делать длинные паузы и интонировать в большем диапазоне, что даёт более широкие возможности для артистизма. Казахский язык, насколько я знаю, похож на русский в том, что в нём также много согласных и такой простор отсутствует. Но мы ведь не песни поём, а с людьми разговариваем. Конечно, важнее говорить с людьми на том языке, который им ближе, понятнее и роднее. Есть некие общие принципы ораторского мастерства, на которые тренер может повлиять. Те принципы, которые мы можем изменить, как правило, общие для всех языков.

2_16

– В своих интервью вы говорили, что культура, менталитет и религия сильно влияют на формирование лидерских качеств. Какие положительные и отрицательные качества в этой связи есть у жителей Казахстана?

– Казахстан и казахов я очень люблю, так что не вижу в них никаких отрицательных черт. Мне все девушки и женщины у вас кажутся женственными и прекрасными, все мужчины – мужественными и достойными. Меня подкупает особое отношение к людям, наделённым статусом, в первую очередь возрастным статусом. Вызывает преклонение, что старшее поколение пользуется уважением младшего априори. Меня подкупает ваше рыцарское отношение к женщинам, открытость, доверие и положительный настрой, даже при первом контакте, когда вы не знаете собеседника. Если бы я работал только в Казахстане, это меня бы очень разбаловало и помешало бы профессионализму.

Мне сложно сказать, какие конкретно ваши качества могут помешать или, наоборот, способствовать развитию лидерства, так как я сужу людей на короткой дистанции. Я работал с казахстанцами на тренингах, но это всё-таки не общение. Есть положительная черта – уверенное поведение. Прямая спина, развёрнутые плечи, мощное рукопожатие, низкий грудной голос, у мужчин и у женщин такое же уверенное поведение. Это хорошо для лидерства, самонастройки и влияния на окружающих. Другое дело, что когда все себя так ведут, то возникает конкуренция. В целом я вижу только положительные стороны, а всё, что мешает, можно скорректировать.

– У Казахстана есть амбиции войти в топ-30 развитых стран, стать лидером региона в экономике и благосостоянии населения. Как думаете, есть у страны такой лидерский потенциал?

– Главный потенциал – это чёткое намерение добиться желаемого, чёткое формулирование программы. Она у вас есть, а всё остальное – это стратегия. Ресурсы для этого у вас тоже есть. Более того, я вижу динамику. Из года в год я приезжаю в Алматы и Астану, был пару раз в Атырау, и вижу динамику изменений. Темпы развития Астаны поражают воображение. Я понимаю, что это огромные бюджеты, но эти бюджеты тратятся на перспективу. Я работал немного с крупной казахстанской строительной компанией и вижу темпы строительства. Я вижу выставку, которая прошла на мировом уровне. К сожалению, не был там, но был мой коллега и друг, и я получал от него ежедневные репортажи. Один из моих коллег даже купил квартиру в Астане. Он говорит, что надо быть в том месте, которое активно развивается. Мне представляется, что сегодняшний Казахстан дрейфует в сторону катамарана (точка успеха. – Авт.). Вопрос – насколько быстро, но нужно соотносить ресурсы, конкурентную среду. Здравый смысл должен подсказывать, что в таких делах быстрых результатов не бывает. Это не так важно, потому что направление важнее темпа. Возможно, я немного идеализирую ситуацию, внутри вам всё видится по-другому, но важен общий тренд. Мне очень нравится ваша динамика изменений, и я желаю Казахстану успеха.

***

Полезные ссылки:

По всем вопросам пишите: mail@radislavgandapas.com
Архив по годам