Тренеру совершенно невозможно отследить результаты своей работы

В интервью для проекта “Реальное время” Радислав Гандапас рассказал о том, каким видит развитие рынка тренинговых услуг в России, почему зарубежным компаниям не интересно на российском рынке и как со временем меняется портрет потребителя тренинговых услуг.

37f37025ad2caea8

«Рынок тренинговых услуг в России не такой мощный, каким мог бы быть»

В кризис наблюдается повышенный интерес к тренингам. Какие направления пользуются особой популярностью?

— У меня лично три темы: лидерство, ораторское искусство и саморазвитие. Темы связаны между собой. Самый сложный из навыков, как ни странно — это управлять собой. Люди научились управлять другими людьми, а управлять собой не научились. Тренинг «SELFMADEMAN: Самоменеджмент и самомотивация», который будет у меня в Казани, самый востребованный.

Я не могу сказать, что пользуется наибольшим спросом на рынке, существует огромное количество тренеров, ежедневно проходит большое количество тренингов, спрос в разные времена меняется, но у меня сейчас больше половины тренингов — это «SELFMADEMAN: Самоменеджмент и самомотивация».

Это говорит о том, что у людей есть серьезная потребность в инструментах, с помощью которых можно было бы управлять собой и своим поведением, достигать более впечатляющих результатов.

— Рынок достаточно обширный, на нем много игроков. Вы ощущаете конкуренцию?

— Конкуренцию я не ощущаю, потому что, вообще, рынок тренинговых услуг в России не такой мощный, каким мог бы быть. Он набирает силу. Относительно стран Европы и США у нас проводится очень мало тренингов, мало тренеров и вообще этот рынок не интересен, например, западным компаниям. На российском рынке всерьез и долго не работает ни одна западная тренинговая компания — он им не интересен, потому что он маленький.

Тренинговая компания средней руки в Великобритании — это несколько этажей офисного центра. А у нас крупная тренинговая компания — это четыре комнаты в бизнес-центре класса B. У нас совершенно разные масштабы.

У них есть стандартизация продуктов. У нас в компаниях решение проводить тренинги или отправлять ли сотрудников принимает первое лицо, потому что это большое событие для компании. Во многих международных компаниях есть определенный бюджет — он выделяется, и вопрос, какой именно тренинг, в каком объеме, решается на уровне HR-специалистов. У тренинговой компании не покупают один тренинг, у них покупают 160 тренингов, например — годовую программу для определенного круга сотрудников. У нас пока тренинговый рынок делает первые шаги.

a82f52305bb184a5

Есть впечатление, что тренингов много. Но много относительно чего? Относительно 10 лет назад — да, много. Относительно того, сколько реально нужно рынку — наверно, очень мало.

Поэтому никакой конкуренции на сегодня я не чувствую — я провожу тренингов столько, сколько могу провести физически. Скажу только, что, например, три последние месяца этого года – октябрь, ноябрь и декабрь у меня восемь, восемь и семь тренингов соответственно. Это очень много — предел возможностей. Может быть еще парочка добавится. Сейчас май, а октябрь, ноябрь и декабрь у меня уже заполнены тренингами. Какая конкуренция?

— Каким вы видите развитие рынка?

— Сегодня он развивается очень медленными темпами. Я работаю на рынке последние 20 лет— за это время динамика почти незаметна. Он растет, меняются темы, но каких-то серьезных движений я не замечаю. Еще и с уходом с российского рынка западных компаний, которые создавали этот рынок и поддерживали эту культуру, вообще некоторые задались вопросом стоит ли им продолжать развиваться в этой профессии. Здесь выживание — очень непростая задача.

— То есть, тренинговые услуги на российском рынке пользовались спросом во многом благодаря зарубежным компаниям?

— История бизнес-тренинга в западом мире насчитывает столетия. С тех пор, как были изобретены современные способы производства, когда индустриализация вошла в экономику европейских стран, – проблема быстрого обучения персонала без отрыва от производства стала очень актуальной. И тогда появились формы обучения, которые проводились за несколько часов или за несколько дней — эти технологии были внедрены тогда.

У нас первые тренинги стали проводиться в 90-е годы, и их история в принципе очень короткая. У западных компаний не стоит вопроса, проводить тренинг или нет, у них стоит вопрос, какой тренинг проводить, по какой теме.

«Я нашел вторую половинку, когда уже был взрослым мальчиком»

— Вы много сотрудничаете и с бизнесменами и с крупными компаниями. Можете назвать имена, кому помогли ваши тренинги?

— Одна из неприятных сторон моей профессии заключается в том, что тренеру совершенно невозможно отследить результаты своей работы. Много ведется дискуссий на нашем рынке о том, каким образом вычислить, был ли результат тренинга. По сути результат тренинга — это изменение в поведении человека, это очень трудно оценить. Тренинг прошли 100 человек, 30 ничего не сделали, 60 сделали половину того, что им предлагалось, 10 человек сделали все, что предлагалось, добавили от себя и достигли феноменальных результатов. Тренера наградить или казнить, потому что 30 человек вообще не показали результатов?

Трудно оценить эффективность работы тренера. Единственный косвенный признак, по которому я понимаю, что иду верной дорогой или во всяком случае близко к ней, — это письма, которые я получаю каждый день.

Я только что прочитал письмо от участницы тренинга, который прошел три дня назад. Она писала не только о своих впечатлениях, но и о результатах. Тренер не ориентирован на впечатления, он должен ориентироваться на то, что изменилось в жизни, поведении и карьере человека.

— Помимо бизнес-тренингов большой популярностью пользуется другое направление — например, помощь в поиске второй половинки. Как вы относитесь к подобным тренингам?

— Во-первых, тема актуальная. Скажу сразу, я нашел вторую половинку, когда уже был взрослым мальчиком — мне было около 40 лет, что не помешало нам родить четверых детей за короткое время. Но, тем не менее, я знаю много людей, кто работает, строит карьеру и в личной жизни несчастлив, потому что не встретил вторую половинку.

Но тут нужно различать. Словом «тренинг» называются очень разные вещи, как и словом «лечение». Когда мы говорим о медицине, мы различаем основанную на научных методах технологичную современную медицину и знахарство. Оно тоже дает результаты. Есть люди, которые пользуются услугами знахарей, но не пользуются, допустим, услугами хирургов, медиков и иногда получают хорошие результаты.

Но мы должны все-таки не смешивать медицину и народную медицину. Там удалось это разделить — есть врачи и есть целители. В тренинге такого разделения нет.

Есть бизнес-тренеры, которые работают на основе технологически проверенных научных знаниях и инструментах. Многие из них являются носителями ученых степеней, имеют богатый опыт работы и собственный бизнес.

А есть люди, которые тоже проводят тренинги, но под их видом довольно часто там происходят странные мероприятия. Они не направлены на развитие людей, там люди проводят время, изливая душу и плачут друг у друга на плече. При этом не достигается никакого психотерапевтического эффекта, а иногда вообще под видом тренингов проходят чуть ли не религиозные богослужения. Это тоже называется тренингом. Мне бы очень хотелось, чтобы не было этого смешения.

4e1b8ecabf18ba35

Я был однажды на программе «Первого канала», меня позвали как представителя тренингового сообщества, сказали, что речь пойдет о развитии тренингов в России. На самом деле говорили о всяких мошенниках, которые под видом тренингов вымогают у людей деньги, квартиры. Мне приходилось за них отвечать. Я говорил им: ребята — это не тренинги. У слова «тренинги» хорошая репутация и под видом тренинга людей приглашают на мероприятие и проводят что угодно.

Поэтому если что-то называется тренингом – это не означает, что это он и есть.

Тренинг — это специальная технология, там есть определенные этические и профессиональные правила, есть определенные ограничения. Если человек им не следует — это не тренинг.

Как найти вторую половинку — при чем здесь тренинг? Тренинг — это обучающее и развивающее мероприятие. С другой стороны, не могу отвечать за коллег. Вдруг кто-то из них проводит прекрасный тренинг, и люди после него в течение короткого времени находят себе пару и строят прекрасную счастливую семью. Если это тренинг, то он имеет право на существование.

«Многие жалуются, что близкие люди тормозят их в развитии»

Как люди реагируют на ваши тренинги? Какие-то необычные вопросы задают?

— У нас не так много времени на вопросы — я это время очень берегу и должен с сожалением признать, что те 5-7 минут, которые я отвечаю на вопрос из зала, — не самое продуктивное время в тренинге. По сути, тот материал, который я даю, интереснее, чем ответы на вопросы.

Очень часто спрашивают, как быть с детьми, как помочь ребенку, как из него вырастить лидера. Бывает спрашивают, как расшевелить мужа. Вот я хочу развиваться, у меня амбициозные цели, а муж говорит: успокойся, не боги горшки обжигают, давай довольствоваться малым и так далее. Многие жалуются, что близкие люди тормозят их в развитии, и спрашивают, как с ними быть.

927ba44b5f6a2892

— Вы давно работаете на рынке, портрет вашей аудитории со временем меняется?

— Меняется. Сегодня у меня в зале преимущественно люди бизнеса — руководители. Не исключаю, что какая-то часть участников приходит посмотреть на меня, как на звезду — приехал Киркоров в город, нельзя не сходить. Я мало знаю его репертуар, но когда он еще к нам приедет — надо сходить. Радислав Гандапас тоже известное имя — он приезжает раз в год, а что за тема — там разберемся.

Бывает, что люди знают имя, но не знают темы, не вчитываются в программу, они не приходят с запросом «помогите мне измениться в таком и таком аспекте». Они приходят на событие, на ивент.

Они, безусловно, работают на ивенте, получают результат, но их мотивация — поучаствовать в чем-то значительном, известном.

Бывает, что люди на тренингах начинают дружить, потом вместе ходят в бассейн, бегают марафоны или занимаются гольфом. Есть даже случаи браков. Мне доподлинно известно о пяти случаях, когда люди познакомились на тренинге и в итоге поженились. Сейчас я тоже могу сказать, что у меня есть тренинги, как найти свою половинку (смеется). Ну и, в конце концов, мою жену я тоже впервые увидел на своем тренинге.

Мария Горожанинова
Фото: Роман Хасаев
***

Полезные ссылки:

08 июня 2016   |  нет комментариев

Оставить комментарий к записи

*

Получать новые комментарии по электронной почте.

new balance 574 spyder womens jacket new era 59fifty hats on sale nfl new era 39 thirty hats the north face outlet new era vintage hats mulberry outlet new era vintage caps spyder ski jackets new era nfl hats nfl logo new era cap
Наверх