Дело великое! Мы выполним его

«…И какая хвала будет нам от всей земли Русской, что от такого малого города, как наш, произойдет такое великое дело; я знаю: только мы на это подвигнемся, как многие города к нам пристанут, и мы вместе с ними дружно избавимся от иноземцев».

Кузьма Минин

Глава из книги «Речи, которые изменили Россию»

Кузьма Минин родился в конце XVI века. О его происхождении и ранних годах жизни известно мало. Нижегородский гражданин. Организатор и один из руководителей гражданского ополчения против польско-литовских и шведских оккупантов в 1611–1612 годах. Умер в 1616 году недалеко от Казани, возвращаясь из служебной поездки.

В начале XVII века почти вся территория России была захвачена литовцами, поляками и шведами. После свержения царя Василия Шуйского боярское правительство, находившееся в Москве, начало по собственной инициативе приводить население к присяге на верность царю Владиславу, сыну польского короля Сигизмунда.

Однако церемония присяги затянулась: большинство населения страны не хотело видеть на троне иноверного королевича, а сам Сигизмунд жаждал без каких-либо условий присоединить Россию к своим владениям.

Нижний Новгород не имел своего епископа и находился в непосредственном ведении патриаршего двора. По этой причине нижегородцы обратились за советом к своему духовному покровителю, патриарху Гермогену.

В сентябре 1611 года земским старостой в Нижнем Новгороде был избран Кузьма Минин. Спустя некоторое время в город пришла грамота от патриарха Гермогена, в которой он призывал «встать за веру»: как выяснилось, патриарх отказался поддержать московских бояр и тайно разослал грамоты с призывами формировать земское ополчение.

Нестеров М.В. Гражданин Минин. 1905 Эскиз

Для прочтения грамоты и ее обсуждения собрался городской совет.

На собрании слово взял Кузьма Минин. Слова старосты были проникновенными, а предложения конкретными: собирать ополчение, жертвовать средства и идти на Москву.

Речь Минина обсуждалась всеми жителями города и вызвала у них полное согласие: «Будь ты нам старший человек, отдаем себя во всем на твою волю». Началась организация ополчения, но для его снаряжения нужны были немалые средства.

Кузьма получил наказ обложить нижегородских посадских торговых людей и всяких уездных людей чрезвычайным военным сбором и определить, «с кого сколько денег взять, смотря по пожиткам и промыслам».

Маковский К.Е. Воззвание Минина. Холст, масло

Минин постановил, что все состоятельные граждане Нижнего Новгорода должны отдать на ополчение две трети своего имущества: «Братья, разделим на три части имения свои, две отдадим воинству, себе же одну часть на потребу оставим!» Некоторые отдавали и больше. А у тех, кто отказывался поддержать войско, имущество отбирали в земскую казну, а их самих отдавали в холопы.

Возглавить ополчение, которое организовывалось в Нижнем Новгороде, решено было предложить князю Дмитрию Пожарскому. С этой целью к нему прибыли архимандрит нижегородского Печерского монастыря Феодосий и дворянин Ждан Болтин с посадскими людьми.

Савинский В.Е. Нижегородские послы у князя Дмитрия

Князь Пожарский отвечал: «Рад за православную веру страдать до смерти, а вы из посадских людей изберите такого человека, который мог бы со мною быть у великого дела, ведал бы казну на жалованье ратным людям. У вас есть в городе человек бывалый — Кузьма Минин, ему такое дело за обычай».

По возвращении посланцев в Нижний Новгород мир, услышав, на кого указал князь Пожарский, согласился с его мнением. Минин сначала отказывался, а потом как бы нехотя принял предлагаемую должность и сказал: «Если так, то составьте приговор и приложите к нему руки, чтобы слушаться меня и князя Дмитрия Михайловича во всем, ни в чем не противиться, самим промеж себя произвести обложение, что кому с себя дать на жалованье ратным людям; а если денег не станет, то я силою стану брать у вас имущество, жен и детей отдавать в кабалу, чтобы ратным людям скудости не было!»

Когда Дмитрий Пожарский принял командование, он отправил в разные города России гонцов с грамотами, в которых был отражен текст выступления Кузьмы Минина на городском совете, описывалось положение Московского государства, русские всех городов призывались стать заодно с нижегородцами, высказывалась идея независимости и самоопределения.

В этих грамотах, в частности, говорилось: «Будем польских и литовских людей подавлять все как один, сколько милосердный Бог помощи даст. О всяком земском деле учиним крепкий совет, а на правление государством не пожелаем ни литовского короля, ни Маринки с сыном [Марины Мнишек с сыном Иваном], ни того вора, что стоит под Псковом [Лжедмитрия III]. Как будем все понизовые и верховые города в сходе вместе, мы всею землею выберем общим советом на Московское государство государя, кого нам Бог даст».

Песков М.И. Воззвание Минина к нижегородцам в 1611 году. 1861

Первыми в конце октября 1611 года достигли соглашения с Мининым представители смолян, но сами воинские люди стали собираться в Нижнем Новгороде лишь к 6 января 1612 года. Нижегородцы ждали смоленских ратных людей у ворот и проводили их до самой воеводской избы. С высокого крыльца Минин обратился к прибывшим с замечательным напутствием: «Вы, братья, — сказал он, — прибыли к нам на утешение граду нашему и на очищение Московскому государству!»

Приглашая жителей Вологды принять участие в суздальском походе, земские люди старались рассеять их сомнения и раскрывали перед ними свои сокровенные замыслы: «Если вы, господа, опасаетесь от казаков иных каких воровских затей, то вам бы определенно того не опасаться: как будем все верховые и понизовые города в сходе, мы всею землею о том совет учиним и зла никакого ворам делать не позволим, а если те люди, что с Маринкою и сыном ее под Москвой стоят, новую кровь захотят пустить и по первому своему злому решению бояр, и дворян, и людей всякого звания, и земских и уездных лучших людей побить, и имущество разграбить, и владеть им по своему воровскому казацкому обычаю, — то мы им зла никакого учинить не дадим».

Слова Минина и Пожарского сделали свое дело, и весной 1612 года под Ярославлем собралась целая армия.

caption= “М.Скотти Минин и Пожарский

Земский совет, функционировавший в Ярославле, непрестанно повторял в грамотах к городам, что «земля должна без промедления избрать себе законного царя. Сами, господа, все ведаете, как нам ныне без государя против общих врагов — польских, и литовских, и немецких людей и русских воров — стоять? И как нам без государя о великих о земских делах с окрестными государями сноситься и как государству нашему впредь стоять крепко и неподвижно!»

Наконец земское войско двинулось на Москву. Вечером 9 августа 1612 года оно подошло к городу. Начались бои за Москву с польским гарнизоном, засевшим в Китай-городе, и отрядом польского гетмана Ходкевича, прибывшим на выручку гарнизону и пытавшимся прорваться к центру Москвы.

Решающее сражение произошло 24 августа. Оно длилось с раннего утра, шло с переменным успехом и так и не привело к желанному результату. Близился вечер, когда Пожарский решил вновь атаковать гетмана в Замоскворечье. Кузьма Минин вызвался возглавить авангард.

Его слова вызвали поначалу общее удивление. Человеку, не имевшему боевого опыта, ратное дело казалось несподручным. Выборный староста был в годах, из-за этого летописец даже назвал его немощным.

И все же Минин подходил для исполнения задуманного плана больше, нежели воеводы. После утренней неудачи ими овладело чувство усталости и неуверенности. Зато Минин твердил, что победа близка. Его фанатичная вера заражала других. На просьбу дать людей князь Дмитрий кратко отвечал: «Бери кого хочешь». После недолгого смотра Минин отобрал три дворянские сотни, менее других потрепанные в утреннем бою, и присоединил к ним польского ротмистра Хмелевского, летом 1612 года перешедшего со своим отрядом на сторону русских.

Р. Штейн Кузьма Минин в битве у Крымского брода

С такими небольшими силами Минин перешел вброд Москву-реку и атаковал роты противника, стоявшие у Крымского двора. Нападение явилось полной неожиданностью для наемников, и они обратились в бегство. Разгром польской армии в Москве стал поворотным моментом в освободительной борьбе русского народа.

Отступление Ходкевича, ушедшего в направлении Смоленска, обрекло на гибель гарнизон, оккупировавший русскую столицу. Осажденные в Кремле поляки еще пытались сопротивляться, но 27 октября им пришлось сдаться без каких-либо предварительных условий. Москва была полностью освобождена. Победа в столице вызвала всплеск освободительного движения по всей стране. Враг капитулировал, освобождая город за городом.

Лисснер Э.Э. Изгнание польских интервентов из Московского Кремля

Начался долгий процесс выборов царя. На «великом соборном совете» в декабре 1612 года было решено вызвать в столицу всех бояр и дворян московских, которые «живут в городах». Одновременно земский совет постановил значительно расширить представительство от сословий. Прежде в столицу требовали по десять человек, теперь по тридцать.

Провинция, как всегда, раскачивалась с трудом. Она явно испытывала терпение столичных властей. Минин и Пожарский в конце концов прибегли к плохо скрытым угрозам, чтобы заставить провинциалов принять участие в царских выборах. «А если вы для земского собирания выборных людей к Москве к крещенью не вышлете, — писали они, — то тогда нам всем будет мниться, что вам государь на Московском государстве не надобен; а где что грехом сделается худо, то Бог взыщет с вас».

Угрюмов Г.И. Избрание Михаила Федоровича

Наконец в Кострому отправилось посольство от всего земского собора к шестнадцатилетнему Михаилу Федоровичу Романову с приглашением на царство. Посольство это, прибыв в Кострому, явилось 13 марта 1613 года к Ипатьевскому монастырю, где жил Михаил с матерью.

На другой день собрали толпу народа, духовенство несло чудотворную икону Федоровской Богоматери. Инокиня Марфа с сыном встретила их за воротами. После молебна в соборной церкви посольство вручило им грамоту земского собора, извещавшую об избрании Михаила на царство, и просило ехать в царствующий град.

Российская государственность была восстановлена. Престол снова занял русский царь.

Одним из первых решений государя было награждение Кузьмы Минина. На другой день после венчания на царство (12 июля 1613 года) Михаил Федорович пожаловал Минину чин думного дворянина с довольно большим окладом 200 рублей в год и несколько вотчин. С тех пор он постоянно заседал в Боярской думе, в состав которой был введен.

До конца дней Минин жил в царском дворце, пользовался большим доверием Михаила (в 1615 году ему вместе с ближними боярами было поручено «беречь Москву» во время отъезда царя в Троице-Сергиев монастырь) и выполнял наиболее ответственные царские поручения. Умер в 1616 году, возвращаясь в Москву после проведенного им расследования в Казани и ее окрестностях по случаю восстания татар и марийцев.

Бронзовый памятник Минину и Пожарскому, изготовленный известным скульптором И.П. Мартосом на собранные народом деньги, был установлен в 1818 году на главном месте России — Красной площади в Москве.

Речь земского старосты Кузьмы Минина перед нижегородцами осенью 1611 года

«Московское государство разорено, люди посечены и пленены, невозможно рассказать о таковых бедах. Бог хранил наш город от напастей, но враги замышляют и его предать разорению, мы же нимало об этом не беспокоимся и не исполняем свой долг. Что в нашем богатстве? Коли придут враги и град наш возьмут, не разорят ли и нас, как прочих? И одному нашему городу устоять ли?

Православные люди, если мы хотим помочь Московскому государству, то не пожалеем имущества нашего, да и не только имущества — дворы свои продадим, жен, детей заложим и будем бить челом, чтобы кто-нибудь стал у нас начальником, под чьим водительством все пошли бы заступиться за истинную веру. Если старейшие — дворяне и воеводы — не возьмутся за дело, то его возьмут на себя податные люди, и тогда начинание их во благо обратится и в доброе совершение придет!

Дело великое! Мы выполним его, если Бог нас благословит.

И какая хвала будет нам от всей земли Русской, что от такого малого города, как наш, произойдет такое великое дело; я знаю: только мы на это подвигнемся, как многие города к нам пристанут, и мы вместе с ними дружно избавимся от иноземцев».

Фото: Смутное время; Нижегородское ополчение

Теги: , ,

13 января 2012   |  1 комментарий

1 комментарий

  1. Александр Мартюшев

    а что если с такой идеологией как у Минина, людей возможно увлечь своей идеей даже с очень слабыми презентационными навыками?

Оставить комментарий к записи

*

Получать новые комментарии по электронной почте.

new balance 574 spyder womens jacket new era 59fifty hats on sale nfl new era 39 thirty hats the north face outlet new era vintage hats mulberry outlet new era vintage caps spyder ski jackets new era nfl hats nfl logo new era cap
Наверх