Радислав Гандапас

Радислав Гандапас

  • Лидерство
  • Мотивация
  • Развитие

Радислав Гандапас — самый известный в России специалист по лидерству. Автор9 книги14 фильмовпо лидерству и ораторскому искусству.

Большая распродажа! Получите доступ к видеокурсам со скидкой до 95%
Подробнее

Ближайшие тренинги в Москве


Бизнес-тренер – удивительно свободная профессия

О рынке услуг бизнес-тренеров,  профессии бизнес-тренера, о портфеле продуктов и реакции аудитории — в интервью для проекта «Идеальный руководитель».

Рынок услуг бизнес-тренеров – очень своеобразный, работающий по каким-то своим законам, в чём-то близким законам шоу-бизнеса. О том, насколько услуги бизнес-тренеров востребованы в России, об особенностях своей профессии рассказывает Радислав Гандапас – человек, которого многие – и не без оснований – считают лучшим бизнес-тренером нашей страны. 

33693571

– В каком состоянии, на ваш взгляд, находится сегодня рынок услуг бизнес-тренеров? 

– Я бы его оценил как рынок зарождающийся. Потому хотя бы, что на нём нет пока никаких чётких оценочных критериев. Например, никто не знает его ёмкости. Что это за рынок, ёмкость которого невозможно посчитать? Более того, совершенно не понятно, чем определяется стоимость тех или иных продуктов, чем она регулируется. Спросом? Очевидно, нет.

Довольно часто – «аппетитами» самого тренера. К качеству продукта цена не имеет никакого отношения. Нередки случаи, когда начинающий тренер оценивает свой труд выше, чем тренер с авторитетом и многолетним опытом. Вопрос только в психологической готовности как-то обосновывать эту цену заказчику.

Огромное количество людей приходит в эту профессию ниоткуда, не имея никакой подготовки. Просто человек назначает сам себя тренером и начинает работать на этом рынке.

Нередко – успешно. Кстати, я сам в своё время поступил таким же образом. У меня нет ни одной бумаги, которая подтверждала бы мою квалификацию. Бизнес-тренер – удивительно свободная профессия. В том смысле, что у нас нет практически никаких ограничений. Рынок – зарождающийся ещё и судя по тому, как он реагирует на кризис.

– И как?

– Крайне слабо. На этом рынке случаев краха, разорения практически не бывает. Есть какой-то период снижения спроса, но и только. Более того, в разгар кризиса открываются новые тренинговые компании. Конечно, в кризисные периоды многие корпорации сокращают бюджеты на обучение персонала. С другой стороны, если компании снижают затраты на обучение и развитие персонала, а человек заинтересован в личном росте, он просто тратит на это свои деньги.

– Столь долгое «зарождение», формирование рынка – это нормально?

– Вполне. Более того, я думаю, что этот рынок вполне зрелым не будет никогда. Он чем-то похож на рынок шоу-бизнеса, который тоже не может быть «перегретым», не может «обваливаться». На него всегда можно выйти. Надо сказать, что этот рынок и на Западе не зарегулирован.

– Но в какой-то мере упорядочен? За рубежом, наверное, эти услуги как-то сертифицируются?

– И на Западе, и даже у нас в стране предпринимались попытки сертифицировать этот вид деятельности. Безуспешные. Мне кажется, что за этими попытками стоит прежде всего желание отдельных людей как-то монополизировать рынок или его часть, играть роль некоей инстанции, через которую, как через игольное ушко, должны пройти бизнес-тренеры. Насколько мне известно, сертификация, которую они предлагают, не даёт ничего тренеру, не повышает его шансы получить больше заказов. Просто даёт некую бумагу, наличие или отсутствие которой вообще никого не интересует. За всю мою почти 20-летнюю практику у меня ни разу никто не спросил каких-то бумаг. Я даже не знаю, где лежит мой диплом о высшем образовании. Я, конечно, проходил тренинги для бизнес-тренеров, но не помню даже, выдавались ли там какие-то дипломы. В нашем деле важнее бренд, имя, репутация.

– Репутация играет роль некоего сертификата…

– Совершенно верно.

– А попытки самим объединиться в какую-либо общественную организацию, ассоциацию у бизнес-тренеров были?

– Да. Больше того – такие ассоциации существуют. Кажется, хотя и не уверен, я в их членах не числюсь. Иногда в электронной подписи в письме встречаешь что-то вроде «член правления ассоциации бизнес-тренеров и коучей России» или нечто подобное.

То есть такие организации есть, но объединяют они очень небольшие группы, к ним не тянется большинство участников тренингового рынка. Наверное, это и невозможно. Потому что внутри этого рынка нет общения. Я не очень вообще понимаю, зачем, ради чего делаются попытки объединить бизнес-тренеров России под каким-то флагом. Лоббировать интересы представителей «несуществующей» профессии?

– Почему же – несуществующей?

– А потому что её как бы и нет. Через этот рынок проходят немалые деньги, но когда мы смотрим экономическую аналитику, мы не найдём в ней упоминания о каком-то рынке услуг бизнес-тренеров, и деньги, на нём циркулирующие, не учитываются нигде. Поэтому бизнес-тренеры – своего рода «мёртвые души». Некоторые тренеры вообще юридически никак не оформлены, даже как индивидуальные предприниматели.

– У вас существует определённый «портфель» тренингов. Какие из них сейчас наиболее востребованы? 

– Сегодня у меня пять тренингов. Но дело не в них. В том, высоком, секторе рынка, где работаю я, востребован прежде всего сам тренер. А продукты, которые он предлагает, имеют второстепенное значение. Люди мало интересуются содержанием тренинга, нередко даже не помнят его название. Грубо говоря, они пришли не на концерт, а на исполнителя.

Согласитесь, что в афишах известных исполнителей из мира шоу-бизнеса не указывают песни, которые будут исполняться. Достаточно имени. Точно так же у меня и ещё нескольких бизнес-тренеров России, наиболее известных и авторитетных, с прекрасной репутацией.

У тренеров, работающих в среднем сегменте, по-другому. Там программа выходит на первый план. Главный вопрос: что получат участники, на что можно рассчитывать? Корпорация тратит деньги на изменение поведения своих сотрудников.

– Хорошо, в вашем случае люди приходят послушать именно вас, приходят «на имя». Но вам же, обращаясь опять же к эстрадной терминологии, не всё равно, какие «песни им петь»? «Репертуар» за последние годы менялся?

– Я разрабатываю тренинг, а потом в течение всего времени (а это годы) его дорабатываю. В моей практике бывали случаи, когда тренинг я снимал. Он проводился много лет, был всё ещё успешен, эффективен, но я убирал его, потому что мне самому он перестал быть интересен. Как следствие, у меня потерялся драйв, кураж. Любой тренинг для меня самого должен быть испытанием, моментом преодоления.

Тренинги в моём портфеле сейчас находятся на разных этапах «зрелости». Есть такие (например, «Пан или пропал»), которые я провожу уже очень много лет. Они усовершенствованы уже до такой степени, что практически не меняются. Есть тренинги новые. Например, «SelfMadeMan: самоменеджмент и самомотивация». Я в нём постоянно что-то меняю, он является для меня объектом исследования.

– Насколько более зрелой, восприимчивой к вашей работе, к труду ваших коллег стала современная российская аудитория?

– Изменилась к лучшему. Посыл «давайте проведём какой-нибудь тренинг» уже не в чести. Заказчики – а это или HR-отдел, или первое лицо компании – поняли, что тренинг – это инвестиция. Это не затраты на корпоративную вечеринку (мы потратили, потому что так принято). Возвратность инвестиции зависит от того, насколько умело, точно вы инвестировали. И они понимают, что довольно часто купить дорогой тренинговый продукт является более удачной инвестицией, чем покупка недорогого или даже трёх дешёвых.

Хотя бывает по-разному. Высокая стоимость не всегда гарантирует качество. Поэтому при принятии решения люди учитывают целый ряд параметров: отзывы участников, репутацию тренера на рынке, то, как человек держится, как говорит. Кстати, очень многие принимают решение пригласить меня, когда посмотрят видеозаписи моих выступлений. Поэтому я рад, что в своё время принял решение снять несколько видеофильмов. Конечно, «видео-пираты» их скопировали и растиражировали, но получилось, что они оказали мне услугу. Многие, посмотрев это видео, почувствовали желание принять участие в реальном тренинге.

– Реакция участников тренинга на ваши выступления после их завершения – она как-то изменилась за последние годы?

– Я долгое время переживал, что оперативная обратная связь участников – в анкете или устная – всегда была очень эмоциональная. «Круто!», «супер!», «это то, что надо!» и другие подобные восклицания – не более чем эмоции. Было даже обидно. Хотя мы с вами проводили параллели с шоу-бизнесом, но я всё-таки не звёздный исполнитель шлягеров.

Моя задача, наверное, посложнее: изменение парадигмы поведения участников тренинга. Чтобы, изменив эту парадигму, они получили в жизни другие, более высокие результаты. Они отдают время и деньги и получают «на выходе» некую успешность. Но мои более опытные коллеги успокоили меня, объяснив, что это дело обычное. Когда на тренинге ты работаешь на высоком градусе психоэмоционального напряжения (а это действительно так происходит), то у людей, когда тренинг заканчивается, происходит высвобождение энергии, которую ты им передал, в виде некоего эмоционального «выплеска».

Однако когда проходит несколько дней, человек включается в обычную работу, он начинает отслеживать изменения в своём поведении, подходах к принятию решений. И тогда у него появляется уже другое, рациональное отношение к самому тренингу и его результатам.

Это рациональное отношение высказывает, конечно, гораздо меньшее количество людей. Одно дело – сказать несколько восторженных слов, другое – аргументированно, достаточно подробно рассказать о своих впечатлениях от услышанного, о положительных результатах, письменно. Такие отзывы я тем не менее получаю. И это дорогого стоит. Особенно когда автор отзыва рассказывает о конкретных изменениях, которые произошли в нём после тренинга.

Впрочем, насколько эффективен каждый тренинг, я сам прекрасно чувствую в процессе работы. Провалы по достижении определённого уровня профессионализма невозможны в принципе.

Но полностью удовлетворённым своей работой я бываю далеко не всегда. Иногда чувствую, что что-то пошло «не так». Хотя стараюсь изо всех сил. Почему? Не знаю.

При этом я осознаю, что качество моих тренингов с годами повышается. Причём параллельно повышению ожиданий рынка. Последнее естественно: люди имели возможность познакомиться с разными бизнес-тренерами, причём не только у нас в стране. У людей появились критерии оценки нашей работы, сформировались ожидания, превышающие уровень, например, 10-летней давности. Удовлетворить эти ожидания, а тем более превысить их – задача очень непростая.

По всем вопросам пишите: mail@radislavgandapas.com
Архив по годам